«Одна спасенная жизнь – это уже важно.» История волонтерки из Краматорска, которая уступила свою мечту ради того, чтобы спасать людей

Катя Кобыльникова – волонтер по эвакуации из Краматорска.

Мы встретились с Катей в Киеве, в квартире, где она живет вместе с мамой и братом.

Хрупкая, немного застенчивая и очень осторожная в словах. Во время разговора она все время боялась сказать что-нибудь, что могло бы оскорбить ее подопечных.

Ее телефон не умолкает ни на минуту. Во время интервью ей звонили по телефону около 20 раз. Катя спокойно и ясно рассказывает собеседникам, что нужно сделать, куда прийти и что будет с ними дальше. Объяснить и донести информацию бывает нелегким делом.

Кате 23 года, сама она родом из Краматорска. До начала полномасштабного вторжения она училась в Киеве, на факультете режиссуры. После окончания учебы планировала поехать в Турцию, где живут ее друзья, а затем ехать покорять Европу.

«Разбудишь, если война»

Сессия завершилась 21 февраля, а 23-го с друзьями планировали ехать праздновать.

«В то время я была в Гостомеле, – рассказывает Катя. – Напряжение, конечно, было, но мы почему-то были уверены, что будет что-то ближе к Востоку, например, в Краматорске. Поэтому я очень волновалась и уговаривала маму поехать к бабушке в Изюм, потому что там нет военных объектов и там будет тише… Теперь, конечно, это выглядит совершенно бессмысленной идеей.

В тот вечер все пошли спать, в шутку сказали друг другу: «Разбудишь, если война.» И в ту ночь война началась.

В Гостомеле было страшно: самолеты, десантники, выстрелы.

До вечера мы сидели там, потом поехали в Ирпень, где были еще сутки, а потом выехали в Дрогобыч. Четыре кота и собака, две полные машины взрослых и детей ехали двое суток, чтобы добраться до безопасного места.

В Дрогобыче мы поселились в общежитии. Когда некоторые люди, которые не хотят эвакуироваться, говорят мне, что даже не представляют себе, как жить в общежитии, я честно отвечаю, что все это прошла и хорошо знаю. Да, это – жизнь, не мед, но это –  ваша безопасность. И это самое главное.»

Начало волонтерства

«После того как первый стресс прошел, и я перестала пугаться каждого громкого звука и начала нормально спать, я стала искать, как я могу быть полезной. Не могла просто сидеть и читать новости. Мне нужно было что-то делать, но я вообще не понимала как.

Я начала ходить на склад, где выдавали гуманитарку. Никого там не знала, поэтому когда видела, что приезхал грузовик, то просто шла и помогала разгружать коробки.

Потом у меня были мысли пойти в военкомат, потому что лютая злость на врага не давала спокойно жить. Но головой я понимала, что толку от меня будет мало, я буду просто бегать и паниковать.

Однажды наша подруга Анна Ощепкова предложила мне поработать на телефонной линии для эвакуации, временно, буквально на несколько недель. Мы должны были набрать несколько автобусов.

В первые дни, как мы объявили эвакуацию, телефон не умолкал, с пяти утра до часу ночи: пока я разговариваю с одним человеком, в телефоне появляется четыре пропущенных вызова. Каждому из них я перезванивала и объясняла, куда нужно подойти, что с собой брать, а главное – куда их повезут и что будет дальше.

Надо понимать, что звонили люди в большинстве своем пожилые люди. Информация до них доходит достаточно тяжело. Надо каждому все объяснить и рассказать. Часто я учу их открывать сообщения и сохранять номера.

Как только в городе обстрел, телефон разрывается, все записываются на выезд, а когда я вечером звоню, то 2/3 человек уже отказываются уезжать. Первый испуг проходит и все. Иногда отказываются все пассажиры автобуса.

У меня не было времени даже выпить чаю или сходить в туалет. Нравственно это тяжелый труд. Но я согласилась, потому что это моя страна, я хочу помогать, я знаю, что спасаю чью-то жизнь».

В обязанности Кати входит предоставление полной информации, когда и куда человек будет эвакуирован, кто и где его встретит, а также время и место посадки и формирование списка пассажиров автобуса.

«Сначала людей вывозили в Днепр, сейчас автобусы едут в Покровск – там пассажиров пересаживают на поезд, который едет через Днепр, Мироновку, Винницу, Хмельницкую и направляется во Львов. Дальше люди сами решают, куда ехать и что они будут делать.

Если люди не знают, куда им ехать, то они могут поехать поездом в Кропивницкий.

Как только они садятся в поезд, им оформляют денежную помощь, которую они получают сразу после приезда. Их встречают и расселяют по домам или коммунальным заведениям.

Хочу отметить, что все заведения сейчас уже готовы к холодам, там люди не будут мерзнуть.

Никто не бросает людей на произвол судьбы, им сразу оказывают помощь, еду, одежду и сопровождают в поселение, – рассказывает Катя. – То есть, когда человек приезжает в Кропивницкий, деньги, минимальный набор продуктов и крыша над головой у него уже есть стопроцентно.»

«Вывезите меня обратно, вы не имеете права! »

«Бывают случаи, когда люди звонят и требуют отвезти их обратно и очень сердятся, когда я говорю, что мы только эвакуируем, а обратно мы никого не возим.

Недовольных вообще не очень много, но они ловко портят мне нервы, – смеется девушка. – Обычно люди недовольны тем, что их вывезли например в деревню, а не в город, или то, что в мае были холодные батареи.»

«Отвезите меня к дочери в Киевскую область, вы же волонтер! »

Во время разговора у Кати не замолкает телефон. Звонит бабушка: «Мне не нужно в Покровск, мне нужно в Киевскую область к дочери, отвезите меня к ней, я на операцию еду.»

Катя снова очень спокойно рассказывает о маршруте и куда эта женщина может добраться эвакуационным автобусом или поездом.

Женщина срывается на крик: «Да вы же волонтер, отвезите меня к дочери!»

Катя спокойно заканчивает беседу и тихонько вздыхает. Говорит, что уже привыкла к оскорблениям в свой адрес и угрозам. Ей угрожали прокуратурой и СБУ, полицией и министерством обороны. Говорит, что понимает людей, потому что те напуганы, а потому агрессивны.

«Однажды мы вывезли семью в Ровно, поселили их в санатории с трехразовым питанием. В какой-то момент звонит глава семьи и матом кроет меня, угрожает СБУ и прокуратурой – якобы я нарушила его права, не имела права их вывозить, требует везти их обратно, – pассказывает Катя. – Я растерялась и не поняла вообще что происходит. Минут двадцать был такой поток слов, а потом он прислал мне сообщение: «Извините, у меня биполярное расстройство, храни вас Бог.»

Конечно, я не могла оставить это просто так, мне стало его очень жаль. Поэтому вместе с координатором мы нашли мужчине врача-психиатра в Ровно, ему назначили консультацию и лечение. Надеюсь у него все хорошо сейчас.»

«Пока имею хоть немного сил – буду продолжать»

«Каждый день я мысленно бросаю это дело, потому что реально очень устала, – говорит девушка. –

Я мало сплю, все время на телефоне. Поэтому я не могу полноценно работать, чтобы зарабатывать себе на жизнь, потому что за то, что я делаю, не получаю ни одной гривны.

Я на себе в полной мере почувствовала, что такое эмоциональное выгорание, но пока имею хоть немного сил продолжать помогать людям выехать из опасных регионов – я буду это делать.

Друзья и семья настаивают на том, чтобы я бросила все и отдохнула, но я, кажется, еще не готова.

Два или три спасенных человека на сто – это уже важно.

Многие называют эвакуацию депортацией и воспринимают призывы к выезду очень агрессивно. Мне это очень больно читать, потому что я сама эвакуировалась вместе с семьей и считаю, что мы должны спасти свою жизнь и дать военным сделать свое дело.

А потом уже вернемся в свои дома и будем вместе все отстраивать.»

Лера Пимкина (Лєра Пімкіна)

Kramatorsk Post

16 сентября 2022

Перевод Владиславы Соколовой

Griežtai draudžiama "Ukmergės žinių" paskelbtą informaciją panaudoti kitose interneto svetainėse be sutikimo. Gavus leidimą būtina įdėti aktyvią "Ukmergės žinių" nuorodą ir nurodyti kaip šaltinį.
Įvertinkite šį įrašą
(0 balsai)

Pridėti komentarą

ukzinios.lt pasilieka teisę pašalinti nekultūringus, nesusijusius su tema, įstatymus pažeidžiančius, reklaminius, skatinančius smurtą komentarus. Už komentarus atsako juos parašę skaitytojai. Kurstant smurtą, rasinę, tautinę, religinę bei kitokio pobūdžio neapykantą ar kitaip pažeidžiant LR įstatymus, galite sulaukti atitinkamų tarnybų dėmesio.


Informacija apie parengtą elektros tinklų teritorijų planą. UAB GG LTU S1 yra parengusi 4999 kW galios saulės elektrinės Sodų g. 1, Šemetiškių k., Deltuvos sen., Ukmergės r. sav. elektros tinklų teritorijų planą. Su planu galima susipažinti plano rengėjo internetiniame puslapyje . Dėl papildomos informacijos kreiptis į UAB GG LTU S1 įgaliotą atstovę Poliną Kuznetsovą, el. p. polina.kuznetsova@greengenius.com

Vilkmerge restoranas

Optima 13 Picerijos salės nuoma

Draugai

Ukmerges kulturos puslapiai

gpm 2011 n 135

Lietuvos valstybe

ukvm

vilkmerge

UKC logo 115x63

Voruta

Tauragės laikraštis

Aistra

baidariu aukstaitija

Interneto dienraštis Bernardinai

Vilkmerge

lrytas

delfi

logo srtrf-300x170

Į viršų